Rambler's Top100

Механизмы розыска пропавших без вести и психосоциальной реабилитации на северном кавказе

Российские участники круглого стола по механизмам розыска пропавших без вести граждан и психосоциальной реабилитации на Северном Кавказе приняли данный итоговый документ, чтобы сформулировать предложения по укреплению человеческой безопасности в регионе и выразить свою поддержку предложенным мерам.

Учитывая, что успех мирной реконструкции на Северном Кавказе зависит от одобрения гражданским обществом и населением в целом мер федеральных властей и гражданского общества, направленных на повышение физической безопасности граждан, экономическое развитие и эффективное самоуправление, мы считаем ключевыми следующие совместно сформулированные выводы и положения:

Социальная напряжённость и недоверие к власти со стороны населения должны преодолеваться путем диалога между органами власти, правоохранительными органами и структурами гражданского общества, отражающего интересы населения региона;

Диалог должен фокусироваться на приоритетных гуманитарных вопросах, напрямую связанных с человеческой безопасностью и примирением, особенно физической безопасностью гражданских лиц, преодолением психосоциальных травм, полученных в результате конфликтов, а также других негативных последствий насилия. Диалог не должен затрагивать политические вопросы;

Одной из ключевых и наиболее насущных проблем, решение которой будет способствовать восстановлению мира и согласия, является проблема повышения эффективности розыска пропавших без вести и реабилитации их родственников;

Не менее важно предпринимать все возможные меры для предотвращения дальнейших похищений и исчезновений людей, для обеспечения всесторонней безопасности граждан в соответствии с Конституцией Российской Федерации, законодательством и соответствующими нормами международного гуманитарного права.

Мы провели исследование международного опыта и пригласили экспертов из других стран, занимающихся поиском пропавших без вести, эксгумацией останков жертв, обеспечением возвращения останков родственникам и их погребения в соответствии с традициями и обычаями, а также реабилитацией родственников пропавших без вести и других жертв конфликта, направленной на облегчение их возвращения к мирной жизни и восстановление справедливости.

В результате обмена опытом и обсуждения вопросов, включенных в повестку дня круглого стола, были сформулированы следующие выводы и рекомендации:

ВЫВОДЫ

1.Следует создать неформальную группу из признанных российских и зарубежных экспертов с участием представителей органов власти и гражданского общества Российской Федерации для поддержки дальнейшего развития гуманитарного диалога по повышению человеческой безопасности на Северном Кавказе. Главной задачей этой группы экспертов станет разработка механизма поиска пропавших без вести, установления их судеб, идентификации неопознанных останков и их возвращения родственникам для погребения в соответствии с традициями и обычаями, а также механизма психосоциальной реабилитации родственников пропавших без вести. Экспертная группа будет изучать и поддерживать инициативы, направленные на принятие этого механизма правительством России. Группа экспертов разработает и предложит конкретные рекомендации для правительства и гражданского общества по укреплению и повышению эффективности существующих механизмов на местном, региональном и федеральном уровнях в Российской Федерации.

2.Результаты работы группы авторитетных экспертов должны быть представлены в ходе встреч с Советом при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека соответствующими комиссиями Общественной Палаты РФ, Межведомственной комиссией по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести (после ее реорганизации). Целью этих презентаций должно быть расширение поддержки и получение отзывов и замечаний по предлагаемым мерам со стороны данных институтов в рамках диалога между органами государственной власти и гражданским обществом. Мы совместно пришли к выводу, что участие этих институтов в поддержке совместно выработанных решений, рекомендованных экспертами, увеличит шансы на одобрение этих механизмов Правительством России и их реализацию с целью преодоления негативных последствий конфликтов на Северном Кавказе. Мы готовы оказать полную поддержку этому процессу расширения участия организаций гражданского общества в гуманитарном диалоге по вышеупомянутым проблемам.

3.Необходимо развивать сотрудничество участников проекта гуманитарного диалога с региональными органами государственной власти и правоохранительными структурами, которые отвечают за поиск пропавших без вести и идентификацию останков жертв конфликта, особенно в Чечне, Дагестане, Северной Осетии и Ингушетии, обеспечивая передачу международного и российского опыта сотрудникам этих структур. Мы будем искать возможности для дальнейшего повышения квалификации и развития профессиональных навыков специалистов и ответственных лиц с целью повышения эффективности текущей работы по розыску пропавших. Эти усилия должны строиться на основе конструктивного взаимодействия с местными властями и реализовываться при поддержке с их стороны. Следующим шагом в этом взаимодействии станет системная оценка текущих потребностей и возможностей, на основе которой должен быть выработан совместный план действий по повышению эффективности розыска жертв конфликта на Северном Кавказе.

4.Следует создать сеть профессионалов и организаций в области розыска и психосоциальной реабилитации (включая международных экспертов), которые смогут осуществлять методологическое содействие розыску и предоставлять адресную реабилитационную помощь приоритетным группам пострадавших в результате насильственных действий и преступлений: родственникам пропавших, включая их детей, бывшим заложникам, внутриперемещенным лицам и бывшим участникам боевых действий, которые не получают государственной реабилитационной помощи, однако остро нуждаются в ней. Крайне важно стимулировать диалог по вопросам расширения финансируемых государством реабилитационных программ и включения в них вышеупомянутых категорий пострадавших, а также других групп граждан с постконфликтными травмами.

5.Укрепление человеческой безопасности на Северном Кавказе должно осуществляться поэтапно: в первую очередь, положительные изменения должны достигаться в области практической работы в сфере выяснения судеб пропавших. Право людей знать, что случилось с родственниками, с которыми они потеряли связь в результате конфликта или насилия внутри страны, является одной из основных норм международного гуманитарного права и прав человека. Повышение результативности поисковой работы положительно скажется на общественном восприятии прогресса в области укрепления человеческой безопасности, являющегося основным индикатором успешного разрешения конфликта. Во-вторых, платформа организаций местного и федерального уровня (как государственных, так и негосударственных), занимающихся различными аспектами человеческой безопасности, должна быть расширена и консолидирована. В-третьих, для продвижения предложений в области поиска и идентификации, предотвращения исчезновений и защиты гражданских лиц должны быть использованы все каналы поддержки, доступные участникам диалога. Необходимо обеспечить доведение обращений членов семей лиц, пропавших без вести, до соответствующих органов власти и содействовать принятию адекватных мер по этим обращениям. В-четвёртых, следует развивать сотрудничество с образовательными структурами МВД России в области профессиональной подготовки и повышения квалификации сотрудников среднего звена органов уголовного розыска по вопросам поиска пропавших в зонах конфликтов на Северном Кавказе.

6.Мы предлагаем следующий алгоритм неотложных действий по розыску граждан, пропавших без вести в зонах конфликтов на Северном Кавказе:

Завершение формирования официального сводного списка пропавших без вести в зонах конфликтов на Северном Кавказе в период с 1991 г. по настоящее время; Проведение сравнительного анализа прижизненной информации по пропавшим без вести, содержащейся в базе данных Центра гражданского содействия розыску (ЦГСР), и документации органов уголовного розыска и судебно-медицинской экспертизы (идентификационные карты официального формата МВД), дополнительные меры по обеспечению правильного заполнения документации в заданном формате на всех уровнях; Получение официальных данных по наличию протоколов судебно-медицинской экспертизы и костного материала по пропавшим без вести из зон вооруженных конфликтов в государственных бюро судебно-медицинской экспертизы в Моздоке, Владикавказе, Беслане, Нальчике, Махачкале, Ставрополе, Ростове-на-Дону; Агрегирование и проверка имеющихся сведений о местах массовых захоронений на территории Чечни, Ингушетии и Северной Осетии и подробного описания этих мест (составление единого банка данных захоронений); Сверка результатов работы по выявлению ранее не известных мест захоронений, проведенной специалистами по розыску ЦГСР, с данными официальных структур; пополнение и уточнение банка данных о захоронениях в сотрудничестве с региональными властями и правоохранительными органами; Создание местной инфраструктуры и формирование мобильных групп квалифицированных специалистов в области проведения эксгумации и других работ, необходимых для проведения дальнейшей идентификации и иных действий по установлению судеб пропавших; Получение официального одобрения мер по сбору образцов крови (ДНК-образцов) у членов семей пропавших без вести и создание соответствующей базы данных; Российский центр судебно-медицинской экспертизы должен взять на себя функции координации и контроля над выполнением комплекса идентификационных мероприятий (включая и ДНК-экспертизу на основе собранных образцов крови и костного материала) региональными бюро судебно-медицинской экспертизы; Поддержание рабочих контактов с федеральными и региональными органами государственной власти, российскими и международными НПО, занимающимися поиском пропавших и идентификацией останков, а также осуществляющими контроль над этими процессами.

РЕКОМЕНДАЦИИ

Механизм розыска граждан, пропавших без вести в зонах конфликтов на Северном Кавказе должен учитывать следующие положения и меры: Ситуация на Северном Кавказе, сложившаяся в результате целого ряда вооруженных конфликтов и сохраняющейся нестабильности, носит уникальный характер для Российской Федерации и представляет серьезную угрозу человеческой безопасности граждан. Следовательно, эта ситуация требует и уникальных решений. Механизм розыска пропавших без вести должен основываться на положениях существующего законодательства, которое определяет министерство внутренних дел РФ в качестве органа, ответственного за розыск пропавших граждан. Однако, чтобы быть эффективным в уникальных условиях постконфликтного региона, механизм розыска пропавших без вести на Северном Кавказе требует особого подхода и создания адекватных правовых и организационных инструментов осуществления масштабного розыска в данном регионе, в отличие от базовых мер, реализуемых в других регионах Российской Федерации. Должна быть создана национальная координационная структура, осуществляющая надзор за функционированием механизма розыска в постконфликтном регионе. Эта структура должна получать государственное финансирование и обеспечиваться необходимыми ресурсами, чтобы эффективно выполнять свои функции. Она должна иметь полномочия запрашивать информацию от органов власти, правоохранительных и иных государственных структур различных уровней, которая может быть использована для целей установления судеб пропавших без вести. Эта структура должна осуществлять тесное взаимодействие с местными структурами гражданского общества, лидерами местных сообществ, старейшинами, НПО и общественными организациями. Особую роль должны играть женщины-родственницы пропавших, являющиеся главной заинтересованной стороной в этом вопросе. Заинтересованными сторонами и организациями должен быть подготовлен совместно сформулированный Меморандум о взаимопонимании. Этот документ должен определить роли и вклад, а также ожидания сторон в создании совместного механизма на основе российского федерального законодательства и законов субъектов Российской Федерации. Центральным элементом вклада гражданского общества в решение проблемы розыска пропавших без вести должна стать база данных, содержащая информацию о людях, пропавших без вести в зонах конфликтов на Северном Кавказе, включая прижизненные и иные данные, необходимые для последующей идентификации. Подобная база данных в настоящее время поддерживается и дополняется в рамках проекта "Гуманитарный диалог по укреплению человеческой безопасности на Северном Кавказе" (на базе Центра гражданского содействия розыску, действующего в рамках Миротворческой миссии имени генерала Лебедя, ММГЛ). Необходимо сконцентрировать совместные усилия на следующих элементах механизма, требующих развития: (а) создание официального сводного списка пропавших без вести; (б) алгоритм определения мест захоронения; (в) процедуры и ресурсы для эксгумации, хранения и идентификации останков, включая анализ образцов ДНК и сравнение прижизненной и посмертной информации; (г) передача опознанных останков родственникам для захоронения, правовая поддержка и реабилитация, а также определение процедур и ответственных за информирование семей о смерти их родственников; (д) поиск незаконно задержанных лиц и реализация процедур, предписанных российским законодательством, для их освобождения или наказания в соответствии с законодательством РФ; (е) выработка процедур управления данными и обеспечение защиты конфиденциальных и личных данных); (ж) предотвращение исчезновений граждан за счёт повышения осведомленности о правовых обязательствах, прокурорского надзора за деятельностью правоохранительных органов, действий уполномоченного по правам человека и т.п.

Механизм психосоциальной реабилитации:

Необходимо провести исследование местного потенциала в области реабилитационной работы, оценку реабилитационных программ, уже реализованных в этой сфере Правительством России, международными организациями и их местными партнерами. Исследование должно учесть не только мнения экспертов, работающих в этой сфере, но также и мнения получателей реабилитационной помощи и будущих пациентов, интересы которых могут представлять организации гражданского общества, работающие на местном уровне. Важно оценить сравнительную эффективность отдельных методик, используемых в процессе реабилитации, а также предложить научно обоснованные и опирающиеся на практический опыт рекомендации по использованию психотерапевтических инструментов, для практикующих психологов и других специалистов, работающих в регионе. При выборе методик реабилитации следует ориентироваться не только на излечение индивидуальной травмы пострадавших, но и на достижение положительного воздействия на местные сообщества, пострадавшие в ходе конфликтов, добиваясь, чтобы реабилитационные программы способствовали снижению уровня конфликтности и реинтеграции этих сообществ в мирную жизнь на коллективном уровне. На основе результатов оценки и предыдущего опыта, накопленного организациями-партнерами по проекту гуманитарного диалога в области психосоциальной реабилитации, должен быть разработан совместный план скоординированных действий для дальнейшего обсуждения.

Комментарии к статье

Войти >>